Глава двадцать третья. - Мистер Поттер, что вы себе позволяете?!

- Мистер Поттер, что вы себе позволяете?!

Снейп пытался перекричать ненастье, но получалось настолько плохо, что он почти не слышал собственного голоса. Поттер стоял на низкой деревянной пристани, избиваемый хлесткими прядями ливня, все в той же белой рубашке и тонких форменных брюках. От его одежды уже давно не было никакого проку, и он, обхватив себя ладонями за плечи, стучал зубами от холода. Вода стекала по его лицу, но он не пытался вытирать капли: толку бы все равно не было.

- Мистер Поттер, вам это кажется забавным, да? - разозлился Снейп, подойдя вплотную. - Мы, между прочим, попали в сложную ситуацию, там умирает человек, и в то время, когда все - даже ваш друг мистер Уизли, от которого я никогда не ожидал слишком многого, - пытаются найти выход из нее, вы решили поиграть в обиженного! Как же: на Золотого мальчика не обращают внимания, давайте убежим, пусть за мной кто-то примчится!

Голос Снейпа сочился ядом - это происходило уже без всякого намерения, на уровне рефлексов, по старой многолетней привычке, - но руки стягивали с себя толстую теплую мантию, зачарованную от дождя. От такого ливня она не спасала окончательно, да и промокшего до нитки Поттера следовало сначала обсушить, а уж потом греть, но мерзкий внутренний голос (Снейп подозревал, что это голос старика Дамблдора) гнусавил, что у молодого героя в этот раз была очень веская причина сбежать, и придется приложить некоторые усилия, чтобы это исправить. Пришлось признать - конечно, не вслух, - что в состоянии Поттера повинен и он сам, Снейп, пусть и косвенно, и эта мысль была отвратительной.

Обойдя дрожащего мага спереди, Снейп широким жестом накинул на него мантию, укутывая. Гарри поднял лицо: залитые водой стекла очков были настолько мутными, что Снейпу показалось, будто Поттер ослеп. Выругавшись, Северус стащил бесполезные очки и спрятал в свой карман. Без мантии сразу стало холоднее и намного мокрее. Несмотря на плотный сюртук, одежда Снейпа оказалась пропитанной насквозь в считаные мгновения.

- Мистер Поттер, - строго сказал Снейп, переставая, впрочем, так орать, - вы меня слышите?

Тот таращился блестящими глазищами, стучал зубами и молчал. Снейп от души встряхнул его, вцепившись в плечи:
- Профессор Поттер, я приказываю вам! Вы должны пойти обратно в замок и применить к Шерлоку заклинание Легилименции, вы меня понимаете?

Поттер помотал головой и попытался сбросить с себя цепкие руки, но безуспешно.

- Я не могу, - простонал он так, что Снейп едва разобрал слова.

- Прекратите ломать комедию, Поттер, сейчас не время, - прорычал Северус. - У всех в жизни бывают тяжелые моменты, но неужели вы, герой, сейчас бросите человека в беде?!



- Я не могу, - повторил Поттер так жалобно, что Снейпу пришлось сглотнуть непонятно откуда взявшийся ком в горле. - Не могу колдовать. Совсем.

Теперь это мало было похоже на истерику. Снейп нахмурился.

- Нельзя разучиться колдовать за полчаса.

- Я не разучился, - Гарри помотал головой. - Я просто не чувствую своей магии. Она ушла.

- Это невозможно, - отрезал Снейп, убирая с лица налипшие мокрые пряди волос. - Магия не может просто уйти.

- Ханна говорила, - всхлипнул Гарри, - что я могу случайно кого-то покалечить, если случится что-то страшное, связанное с вами, вот, наверное, оно и случилось, просто я покалечил сам себя!

Мысли одна за другой стремительно проносились в мозгу Снейпа: страшное? Ханна? покалечил?

- О чем вы говорите? Как вы можете кого-то покалечить из-за меня? - было крайне неуместно вести такую беседу, перекрикивая дождь, но почему-то казалось жизненно важным выяснить это прямо сейчас, прямо здесь, не теряя времени на то, чтобы добраться до замка. Подозрения, заворочавшиеся в груди, пугали и грели одновременно.

- Мистер Поттер! - Снейп снова с силой встряхнул безвольного мальчишку. - Я требую, чтобы вы ответили мне!

Гарри вдруг весь вытянулся в струнку, перестал дрожать и открыл глаза:
- Я люблю вас.

Снейп этого не услышал, потому что слабый звук голоса был полностью поглощен очередным раскатом грома, и даже не увидел, потому что света было мало: он почувствовал эти слова всем телом. Не отдавая себе отчета в том, что творит, он сгреб Поттера в охапку и прижал к себе так сильно, словно его самого опоили Любовным голодом, словно от малейшего зазора между их телами оба погибнут. Поттер протяжно всхлипнул и откровенно разрыдался, уткнувшись ему куда-то в шею, а Северус только и мог, что гладить его по мокрой голове.

- Не надо меня жалеть! - яростно воскликнул Гарри через несколько секунд, пытаясь отстраниться, но Снейп только крепче сжал руки, целуя все, что попадалось под губы: висок, скулу, ледяное ухо, подбородок, лоб. Поттер, словно не понимая, что происходит, бился в слепой истерике, выл и вырывался, пока Северус не прошептал ему прямо в ухо:



- Гарри… Гарри…

Имя подействовало словно заклинание, и Поттер перестал сопротивляться так же резко, как и начал, но рыдания усилились. Снейп буквально слышал, как Гарри выплакивает каждый год, каждый день, каждый час безответности и глухого непонимания, и проклинал себя за тупое неверие, за непозволительно убийственную гордость, за весь сарказм и грубость, за невольную и привычную жестокость по отношению к тому, кого он сам так давно и безнадежно любил.

- Гарри, послушай меня, - Снейп говорил громко, прямо в ухо, чтобы слова не потерялись на ветру, - твоя магия никуда не делась, она просто заблокирована. Я не знаю, что говорила тебе Ханна, но бесконтрольная магия может не только причинять вред: некоторые под влиянием шока ставят блок. Это как избирательная амнезия, когда память запирает травмирующие воспоминания. Ты понимаешь, Гарри? Магия все еще в тебе, тебе надо лишь позвать ее!

С трудом отстранившись от плачущего Поттера (вовсе не потому, что тот держал его), Снейп пытливо заглянул ему в глаза:
- Гарри, ты меня слышал? Ты должен сосредоточиться!

Но тот, всхлипывая, застонал, снова помотав головой:
- Мне кажется, что у меня не хватит сил, директор… Я пытаюсь, но не могу… Простите меня, я так бесполезен!

Каждое слово било Снейпа под дых: директор… простите… бесполезен… Чувство вины душило с такой силой, будто старый Гигантский кальмар достал его своими щупальцами прямо из озера. После вчерашнего ошеломляющего разговора с Холмсом, Северус без конца прокручивал в голове вероятные сценарии объяснения с Гарри. Это было так трудно! Все казалось напыщенным, нелепым и неуместным, каждая возможная фраза звучало фальшиво и наигранно, каждый повод к разговору по душам выглядел бессмысленным. Но даже если бы у него был год на обдумывание вариантов, он бы никогда не догадался сунуть себя и Гарри в центр стихии, чтобы прокричать:

- Гарри, ты не бесполезен! Ты один из самых сильных магов нашего мира, ты справишься с любым испытанием, стоит только поверить в себя! - Северус заметил, что Поттер невольно замер, прислушиваясь. - Я не сомневаюсь в тебе, Гарри! Ты веришь мне?

Снейп не сказал бы точно, что Гарри кивнул, но он больше не мог ждать: пусть в этом ливне теряются слова (и немного - гордость), но уж поцелуй не пропадет точно. Северус притянул к себе не сопротивляющегося Поттера, прикоснувшись к мягким, но очень холодным и мокрым губам. После секундной заминки рот Гарри приоткрылся, и Снейп рухнул в этот поцелуй с головой, становясь с каждым мгновением более ненасытным и настойчивым. Руки забрались под мантию, сжимая дрожащее тело, шарили по спине, одновременно растирая и согревая; язык завоевывал территорию безучастного пока противника - Мерлин, изнутри рот Гарри был невероятно горячим, словно все тепло его тела сконцентрировалось именно на его языке, и Снейп понял, что впервые за много-много лет (он бы не смог сосчитать их количество) он по-настоящему теряет голову, более того, он делает это совершенно добровольно, лишь недоумевая немного, почему же не решился на это раньше. Когда он почувствовал, что Гарри подался вперед всем телом, на миг его затопило такое беспримесное счастье, что захотелось засмеяться. Хотелось наплевать на умирающего маггла в собственной гостиной, на убийцу, открывшего охоту на жителей Хогсмида, на тяжелые болезненные подозрения, окутавшие замок, - хотелось просто остаться под этим непрекращающимся дождем, дожидаясь, пока Гарри оттает окончательно.

Но тот напрягся вдруг и резко оттолкнул Снейпа, сам едва удержавшись на ногах от этого движения.
- Прекратите! Чего вы добиваетесь?! - крикнул Гарри, и стало понятно, что истерика до сих пор не миновала.

На этот вопрос невозможно было ответить, потому что Снейп не знал, что именно Гарри имеет в виду. И Поттер немедленно конкретизировал:
- Я видел, как вы целовали Шерлока! Он был отравлен, но вы - нет!

Гарри стоял на расстоянии почти ярда, что для такой непогоды было почти бесконечностью. Луна изредка выглядывала сквозь прорехи в быстро несущихся тучах, и это позволяло двоим у озера окончательно не потерять друг друга из виду. Северус сделал шаг вперед:
- Послушай меня…

- Не подходите! - отшатнулся Поттер, снова оскальзываясь на старых мокрых досках причала.

- Хорошо, - кивнул Снейп. - Гарри, это была минутная слабость, потому что Шерлок застал меня врасплох, не более!

- Вы не оттолкнули его! - закричал Поттер так громко, словно это добавляло его словам весомости, но даже если бы он шептал, Снейпу было бы столь же мучительно стыдно.

- Гарри, я не пытаюсь оправдаться, но меня никто не целовал двенадцать лет! - злость от этого унизительного признания выжигала легкие. - Двенадцать лет никто не смотрел на меня с желанием прикоснуться! Пожалуйста, поверь мне: это была лишь слабость человеческого тела!

Ничего, казалось бы, не происходило, но что-то изменилось в позе Поттера: плечи поникли, сжатые в кулаки руки безвольно повисли вдоль тела. Даже дождь и ветер словно присмирели, перестав похищать слова людей. Северус застыл, боясь потревожить миг хрупкого понимания.

- Как мне вызвать магию обратно? - вдруг поднял голову Гарри, и Снейпу захотелось одновременно ударить его и обнять. Ударить за то, что Поттер всегда, на самом деле, оставался Избранным: даже минуты слез и слабости не могли помешать ему сотворить очередное Невозможное. Поттер выслушал жалкие оправдания Снейпа, счел их удовлетворительными, и теперь они больше не волновали его: ему надо было спасти человека. Снейпа всегда раздражали это великодушие и благородство, особенно сильно потому, что они не были фальшивыми. Гарри действительно был таким, и за это Северус, проклиная все на свете, любил его тоже.

Но теперь, всего раз прижав к себе своего Героя, Снейп не хотел позволить ему одному идти по этому пути. Он поднял ладони и снова сделал шаг:
- Могу я помочь тебе?

Помедлив, Гарри кивнул. Пока он не передумал, Снейп тенью скользнул к нему, бережно обнимая. Это было не объятье страсти, как несколько минут назад, а лишь поддержка и участие: Северус не прижимал к себе Гарри, не давил на него и не довлел.

Вздохнув, Поттер опустил голову Снейпу на плечо:
- Что я должен делать?

Дождь и впрямь поутих, и говорить стало легче. Северус сосредоточился только на стоящей перед ним задаче:
- Я точно не знаю, я с таким никогда не сталкивался на практике. Могу предположить только, что ты должен постараться вызвать в себе воспоминания о магии, о тех чувствах и ощущениях, которые она тебе приносила. Это как вызов Патронуса, - Снейп говорил отчетливо и размеренно, чтобы истерзанное переживаниями сознание Поттера могло впитать его слова. - Сосредоточься не на радостном воспоминании, а на ощущении магического всемогущества. Попробуешь?

Гарри кивнул, но не отстранился. Целую минуту ничего не происходило, и Снейп, просто наслаждавшийся покорным Поттером в кольце своих рук, рискнул спросить:
- Что-то чувствуешь?

Смешно фыркнув, Гарри помотал головой:
- Будто в животе щекочут.

- Представь, что это твоя магия, - низкий голос Снейпа вливался в опустошенную истерикой голову Гарри. - Она рвется и пробивается наружу: сначала робкая, как бабочка, потом она становится все настойчивее, и ты уже не можешь противиться ее власти… Ты чувствуешь все, что сдерживает ее, все, что ее сковывает, ты ломаешь эти оковы, чтобы помочь ей… - Поттера начало слегка потряхивать, и Северус надеялся, что это не от холода. - Она бьется в тебе слабой струйкой, но ты знаешь, что она умеет струиться бурной полноводной рекой, ты помнишь это. Ты хочешь этого!

Теперь Гарри сотрясали настоящие конвульсии: Снейпу приходилось держать его изо всех сил, чтобы он не рухнул. Впрочем, стремительно возвращающаяся магия имела на этот счет свои планы: как один гигантский Патронус, из тела Поттера вырвалось белое пламя магии, отшвыривая Снейпа словно котенка. Ему повезло, что он отлетел не в сторону раскидистого дуба, росшего неподалеку, а в гостеприимные объятия холодного озера. Черные волны сомкнулись над головой Снейпа, но это не помешало ему заметить белый сияющий вал, пронесшийся над бурной поверхностью воды. Мокрая одежда стесняла движения, но Северус несколькими мощными движениями успел вернуться к причалу в тот момент, когда тело Гарри, которое, кажется, выбрасывало магию через мельчайшие поры на коже, вдруг перестало гореть на весь Хогвартс и беззвучно рухнуло на твердые доски.

Страшась признаться себе в том, что его руки дрожат от настоящей паники, Снейп торопливо выбрался на причал и кинулся к Поттеру. С трудом нащупав слабый пульс ледяными пальцами на ледяной шее, Северус с усилием поднял бесчувственное тело, перехватывая его поудобнее, и осторожно, боясь запнуться в темноте и уронить Гарри, двинулся к замку.

Решать вопрос о том, как открыть тяжелую входную дверь, по счастью, не пришлось: Рон, Гермиона и Ханна выбежали на крыльцо ровно в тот момент, когда Снейп одолел почти все ступени.

- Вопросы потом, - прорычал он, и все трое, открывшие было рот, послушно заткнулись.

Всю дорогу до директорских комнат Рон неловко дергался, словно желая перехватить у Снейпа его ценный груз, но тот вышагивал так ровно, с таким невозмутимым видом, будто с носа и волос не стекала вода, будто Гарри был невесомым; но даже будь он втрое тяжелее, Снейп бы не позволил нести его никому другому.
Гермиона, забежав вперед, успела трансфигурировать одно из кресел у камина в добротную кушетку и добавила жизни слабому огню; Джон, оставшийся с Шерлоком в гостиной, так и не выпустил его рук из своих ладоней, но выглядел ужасно встревоженным. На вопросительно поднятые брови Гермиона только помотала головой. Снейп, внесший Гарри спустя минуту, был явно благодарен за подготовленное ложе.

- Что это было? - спросила Ханна, слегка отодвинув Северуса плечом и разворачивая над Поттером прозрачную мерцающую дымку диагностирующих заклинаний.

- Понятия не имею, - покачал головой Снейп, уже вытирающийся огромным пушистым полотенцем, созданным прямо на ходу из диванной подушки. Джон отчаялся запомнить, какие вещи настоящие, а какие - превращенные.

- Глубокий обморок, только и всего, - наконец сделала вывод целительница, и Рон испустил громкий вздох облегчения. - Эннервейта должно хватить. Но все-таки?.. Ведь предположения у вас есть?

- Он как-то умудрился заблокировать собственную магию. Не спрашивайте, как, я никогда не встречал такого в реальности, - Снейп пожал плечами будто бы равнодушно, но Ханна прищелкнула пальцами:
- То-то он выглядел таким потерянным! Ну, Гарри, я такого не ожидала!

- Он сможет это сделать? - вмешался вибрирующим от напряжения голосом Джон: восхищение Эббот казалось неуместным ему. Пояснять, что именно “это” - не потребовалось.

- Сейчас проверим, - посерьезнела Ханна и пробормотала заклинание, которое, как догадался Джон, заменяло магам нашатырь и пощечины.

Поттер открыл глаза и тут же, подавившись воздухом, попытался рывком сесть, но Рон, стоявший в изголовье кушетки, удержал друга на месте, положив тому на плечи свои широкие ладони. Гарри взглядом нашел Северуса, но ничего не сказал. Снейп спросил:
- Мистер Поттер, ваша магия вернулась?

Несколько секунд Гарри молчал, горящими глазами гипнотизируя Снейпа, а потом виновато отвел взгляд, извлек откуда-то из-под чужой мантии свою волшебную палочку и слегка ею взмахнул. Словно легкокрылая колибри в свободную руку Поттера влетел графин с водой: Джону почудилось, что стремительный полет тяжелой посудины был немного приторможен в самом конце, чтобы мягко и точно опуститься в раскрытую ладонь мага. Снейп удовлетворенно кивнул:
- Мы считаем, что, применив легилименцию к Шерлоку, выясним, кто мог подлить ему зелье в бокал. Мне по вполне понятным причинам этого делать не стоит, но вам, мистер Поттер, такое по силам. Попробуете?

Поттер повел плечами, сбрасывая все еще бережно удерживающие его ладони Рона, с большим трудом приподнялся и сел. Теперь он сидел прямо напротив бесчувственного Шерлока, футах в семи. Их разделял только стеклянный стол.

Сосредоточившись на цели, Гарри поднял палочку, указывая ею в лоб Холмса, и тихо, но уверенно произнес:

- Легилименс!

Заклинание на Шерлоке не отразилось никак: Джон даже разозлился на себя за то, что в глубине души ожидал какого-то невероятного и наглядного эффекта. Зато на Поттера заклинание подействовало странно, что было понятно по вытянувшимся лицам стоявших вокруг магов: взгляд расфокусировался и стал отсутствующим, серьезное лицо вдруг исказила гримаса - что-то среднее между глумливой ухмылкой и искренней радостью.

- Ого! - отчетливо воскликнул Поттер, прежде чем снова потерять сознание.


7164613790734624.html
7164670005083754.html
    PR.RU™